«Китаизации» текстильной отрасли.

 

«Китаизации» текстильной отрасли происходит не только на территории Китая, но и в самом Прато. Сейчас это второй «китайский» город Италии. Среди его 200 тыс. жителей — примерно 10 тыс. легальных и 45 тыс. нелегальных эмигрантов из Китая. Последние работают в 3,5 тыс. фирм, где иногда также и живут, очень часто в ужасной тесноте. «Даже самые мощные слова, совершенные концепции теряют свое содержание перед лицом истории, сюжет которой вращается вокруг страшного безразличия и эксплуатации тех, кто оказался на обочине жизни, — пишет Нези. — Все ее герои — жертвы цепи лживости, которая берет свое начало в глубоко искаженной идее о том, что является человеческим трудом».
Что будет происходить дальше? Останутся ли кошмары межэтнических столкновений на улицах Прато в воображении автора? Книга заканчивается описанием демонстрации на главной площади города, во время которой Эдуардо Нези вместе с другими участниками несет километровый флаг из ткани, произведенной в Прато. «Я не уверен, куда мы движемся, но знаю точно: мы не стоим на месте», — отмечает автор в завершении своей работы.

«Китаизации» текстильной отрасли происходит не только на территории Китая, но и в самом Прато. Сейчас это второй «китайский» город Италии. Среди его 200 тыс. жителей — примерно 10 тыс. легальных и 45 тыс. нелегальных эмигрантов из Китая. Последние работают в 3,5 тыс. фирм, где иногда также и живут, очень часто в ужасной тесноте. «Даже самые мощные слова, совершенные концепции теряют свое содержание перед лицом истории, сюжет которой вращается вокруг страшного безразличия и эксплуатации тех, кто оказался на обочине жизни, — пишет Нези. — Все ее герои — жертвы цепи лживости, которая берет свое начало в глубоко искаженной идее о том, что является человеческим трудом».

 

Что будет происходить дальше? Останутся ли кошмары межэтнических столкновений на улицах Прато в воображении автора? Книга заканчивается описанием демонстрации на главной площади города, во время которой Эдуардо Нези вместе с другими участниками несет километровый флаг из ткани, произведенной в Прато. «Я не уверен, куда мы движемся, но знаю точно: мы не стоим на месте», — отмечает автор в завершении своей работы.

Размышляя о корнях экономической катастрофы.

Размышляя о корнях экономической катастрофы, поразившей Прато и Италию в целом, Нези частично возлагает вину на самих производителей. Ведь они верили в то, что «и в третьем тысячелетии смогут производить те же ткани … и продавать их обычным клиентам на обычных рынках», не осознавая при этом, что в большей степени являются художниками, а не производителями, — наследниками вековых традиций, которым дается только один шанс в жизни.
Впрочем, по убеждению автора, главная ответственность за печальное положение дел в области лежит на политиках и экономистах, которые, раструбив о преимуществах глобализации, отдали «ключи» от экономического будущего своей страны посторонним игрокам. Предположение же о том, что китайские рынки станут двигателями роста экономики Италии, оказалось кардинально неправильным. Представители новоиспеченного среднего класса Китая далеки от того, чтобы оценить изысканность, присущую марке «Сделано в Италии». Поэтому китайские производители, скопировав дизайн готовых тканей, начали их дешевое массовое производство на предприятиях своей страны. Хотя, согласно Нези, такие глобальные бренды, как Ferrari и Armani, возможно, и дальше будут процветать, но все равно под их покровом могут уместиться немногие.

Размышляя о корнях экономической катастрофы, поразившей Прато и Италию в целом, Нези частично возлагает вину на самих производителей. Ведь они верили в то, что «и в третьем тысячелетии смогут производить те же ткани … и продавать их обычным клиентам на обычных рынках», не осознавая при этом, что в большей степени являются художниками, а не производителями, — наследниками вековых традиций, которым дается только один шанс в жизни.

Впрочем, по убеждению автора, главная ответственность за печальное положение дел в области лежит на политиках и экономистах, которые, раструбив о преимуществах глобализации, отдали «ключи» от экономического будущего своей страны посторонним игрокам. Предположение же о том, что китайские рынки станут двигателями роста экономики Италии, оказалось кардинально неправильным. Представители новоиспеченного среднего класса Китая далеки от того, чтобы оценить изысканность, присущую марке «Сделано в Италии». Поэтому китайские производители, скопировав дизайн готовых тканей, начали их дешевое массовое производство на предприятиях своей страны. Хотя, согласно Нези, такие глобальные бренды, как Ferrari и Armani, возможно, и дальше будут процветать, но все равно под их покровом могут уместиться немногие.

Мастерство истинного литератора.

С мастерством истинного литератора Нези представляет историю текстильного предприятия, которое основали его дед со своим братом. Годы после Второй мировой войны были «золотыми» для бизнеса. Экономика Европы стремительно развивалась. Сделки заключались под честное слово, а цены почти никогда не обсуждались. Так продолжалось три десятилетия, в течение которых Прато превращалось в центр сложной текстильной экосистемы, «бессмысленно раздробленной, но одновременно удивительно эффективной». Прибыли текли к семье Нези рекой. Автор книги до сих пор видит привидения своих предков на пустых местах за семейным столом, которые «пьют мартини … и без ума от радости, наслаждаясь всем, что имеют, — своим домом на морском побережье, Ferrari, яхтами, элегантной одеждой и такими же яркими, как и они, сторонниками». Так и хочется воскликнуть вслед за Френсисом Скоттом Фицджеральду: «Что это были за дни!» К сожалению, расцвет почти всегда несет в себе начало увядания и угасания.

Листя трави

Вчора Jk запитала у коменті, чи не знає хто, де можна знайти цю книгу. Я дала посилання на англійський сайт, присвячений Уолту Вітмену. А потім вирішила пошукати на російській мові. Для мене Вітмен — особлива людина. Його твори хочеться запам'ятовувати так само, як твори Тарковського. Вони схожі за змістом, схожі своїми текстами, просякненими любов'ю і мудрістю.
 

Останні замітки

Вирішила взяти участь в конкурсі «Блогер-щасливець» від організаторів міжнародного інтернет-форума — компанії «Industrial Media». Звичайно, як працівника інтернету, мене мають цікавити подібні заходи. Але справа не тільки в моїй роботі. Річ у тому, що ще до того, як прийти на Блокс, я деякий час співпрацювала з журналом «Мир Выставок». Це була навіть не робота, а навчання журналізму. Тобто, саме у цьому журналі вперше публікувалися мої статті, робилися перші спроби брати інтерв’ю та розшифровувати довгі, іноді погано зрозумілі диктофонні записи…
 
 
Великдень вдався, і мій піст також. Раніше постувала тільки один раз, і то всього 5 днів на жорсткому пості — один чорний хліб і вода. Постувати 40 днів на м'якому пості виявилося набагато складніше. Перший тиждень втрималася, наступні два — так-сяк, бо було багацько дней народжень і т. д. Останній пісний тиждень їла тільки різні каші, квашену капусту, яблука, горіхи і фініки. Чомусь не хотілося ані картоплі, ані хліба. Отож, деякі відкриття, зроблені мною завдяки посту 🙂
 
 
Прочитала замітку Річки "А наша Галя — балована" про те, що зараз нема чого читати. Вирішила поділитися своїми роздумами з цього приводу. Якщо нема читати чого з того, що видають зараз, може, є сенс повернутися обличчям до сивої давнини і там знайти щось цікаве для себе? І привід навіть для цього є. А що за привід такий, читайте далі у замітці 🙂
 

Четвергова сіль

Завдяки блогомарафону мій блог росте та ширшає. От і сьогодні зробила нову категорію, до якої переїхало декілька заміток. І додається ще одна, яку бажано прочитати сьогодні. Бо якщо не прочитати сьогодні, то цілий рік її взагалі можна не читати 🙂